Прогулка, Картины 29 х 24

Картины Женышина полны эмоций

Я люблю выражать свои чувства с помощью цвета», — говорит молодой кореец artist. Дженни Шин, рисующий под псевдонимом Женышин. И действительно, ее палитра — это хроматическая клавиатура нежных оттенков, превращающая каждую картину в настоящее фортепианное соло ее разнообразных настроений, от обнадеживающей сладости «Где-то над радугой» до величественной меланхолии «Рапсодии в стиле блюз». Чтобы рисовать так откровенно, нужно рисковать эмоциональной уязвимостью. Или, как говорит сама artist: «Я очень честна, когда рисую. Люди, которые меня знают, видят это в моих работах. Он так много во мне отражает, что иногда мне не всегда нравится показывать его кому попало, потому что он настолько откровенен. Большинство моих работ никогда не видели даже самые близкие друзья». Таким образом, участие ее картины на нынешней выставке является актом близости, доверия для Женышина, как видно из смешанной техники маслом и пастелью на холсте, которую она называет «В твоей комнате», что звучит как несколько более сдержанная игра на название песни The Beach Boys «In My Room». Изображение симпатичной молодой азиатки, похожей на фотографию самой artist, которую кто-то видел, кажется если не буквальным автопортретом, то эмоциональным воплощением душевного состояния. Длинные черные волосы блестящей шалью падают на плечи, она ушла в одиночество, глаза опущены, фигура довольно вяло изучает открытую книгу, мысли ее как будто где-то в другом месте. Здесь, как и в других картинах Енышина, смешанная техника artist, состоящая из масла и пастели или масла и мелка на холсте, позволяет ей достичь хроматической тонкости, напоминающей работы французского художника Одилона Редона. Однако, в отличие от Женышина, который рано нашел свое истинное мастерство, Редон избегал цвета в течение первых пятидесяти лет своей жизни, работая только углем и литографией, прежде чем открыл свои истинные средства — пастель и масло. К счастью, Дженнишин сразу же тяготеет к цвету и использует его с редоновским сиянием в «7PM», цветочном этюде акрилом и карандашом на холсте, окружающее пространство испещрено кусочками сине-зеленого и фиолетового, которые делают его таким же мерцающим, как и бледный. сами розовые и зеленые лепестки. Поскольку она следует своему настроению, а не диктату «фирменного стиля», ее образы варьируются от маленькой рыжей собачки в «В начале», такой же бойкой, как ТоТо в «Волшебнике страны Оз», бегущей рысью по причудливому ландшафту, до от стилизованной зеленой сервировки стола, огромной вилки и крошечных стульев в «Семейном ужине» до гротескной маленькой фигурки в «Хорошем мире». С ее огромной головой, синей челкой и впалыми щеками, придающими скелетоподобный вид знаменитой крикуне Мунка, эта фигура напоминает одну из тех милых большеглазых беспризорниц, когда-то столь вездесущих в китчевом декоре, после череды неудач ее длинные волосы безвольно висит на одном худом плече, торчащем из севшей красной толстовки с вырезом лодочкой, ее бледный живот обнажен, когда он сужается до пары красных трусиков бикини. Название картины интригующе двусмысленно: означает ли «Хороший мир», что пышный зеленый куст, усеянный солнечно-желтыми цветами, в правой части композиции делает мир приятным местом для жизни, или странная маленькая девочка говорит: «Хорошо мир, возьми меня или оставь меня таким, какой я есть?» Точно знает только artist; но складывается впечатление, что Женышин предпочитает, чтобы ее картины красноречиво говорили сами за себя. –– Питер Уайли Женышин, Agora Gallery, 530 West 25th St., до 16 апреля 2013 г. Прием: четверг, 4 апреля, с 18 до 20 часов.

Читать больше отзывов